УПЦ МП: ликвидация, консервация или превращение в автономию внутри ПЦУ?

Опубликована: 27 Март, 10:46

317
Патриархи украинского религиоведения на закрытой дискуссии обсудили возможные пути развития УПЦ Московского патриархата.

Этот разговор, на наш взгляд, может помочь властям, собственно клиру и духовенству УПЦ МП, обществу при принятии решений по дальнейшей судьбе этой юрисдикции.

Именно предложения, высказанные учеными и представителями Украинской церкви, помогут властям сформировать правильные шаги по конфессии, десятилетиями питавшей пророссийские настроения, и снять вполне понятную агрессию общества.

Заранее отметим, что мы видим изменения в УПЦ МП. Анафему, которую провозглашают захватчикам в храмах УПЦ МП, отказ от поминовения патриарха Кирилла. Но трудно и не увидеть абсолютную пассивность митрополии, собственно руководящего центра УПЦ МП в вопросе независимости собственной церкви.

В дискуссии, которая прошла на платформе Укринформа, прозвучали чрезвычайно лояльные предложения для Моспатриархата в Украине. И в то же время прозвучали очень серьезные оговорки для властей: вопросы по МП следует решать раньше, чем за это возьмется общество. Автор существенно сократила разговор, выбросив, в частности, вопросы санкций для российского клира, раздувавшего войну. Наша задача не наказать московских костромских и других попов и епископов, а дать шанс для нормальной духовной жизни в собственной стране.

Мы попробовали, пусть не полно, ответить на голову вопроса. Что происходит? Что и как следует сделать? Что будет, если ничего не делать? И когда следует заниматься церковным вопросом?

Виктор Еленский, доктор наук, профессор:

МОСКОВСКАЯ ПАТРИАРХИЯ НЕ ДОЛЖНА ИМЕТЬ МЕСТА НА УКРАИНСКОЙ ЗЕМЛЕ

— Позиция Моспатриархата и лично патриарха Кирила была максимально человеконенавистнической в ​​этой войне. Даже в средневековой истории трудно найти образцы такого беспрецедентного каннибализма, как демонстрирует патриарх Кирилл. Это значит, что московская патриархия не может иметь ни одного места на украинской земле ни под каким соусом, ни под какими эвфемизмами.

Ее структуры должны быть ликвидированы. Как ведут себя те, кто входит в эти структуры, это уже другой вопрос. Но их не должно быть. Будут ли они «безпризорными», будут ли они поминать Кирилла, Вселенского ли вльются в Православную Церковь Украины — это следующий вопрос, но им не должно быть места в Украине.

Этого, я думаю, не нужно ждать. Хотя они все ожидают, что свежесть принятия и шока от войны пройдет и это возмущение человеческое, которое сейчас существует, через некоторое время пройдет. Собственно, так было в 2014 году.

Потому не надо ждать. Следует просто внести изменения в закон, которыми эти структуры просто запрещаются, как коллаборантские, и как структуры, сотрудничающие с государством-агрессором. Второй вопрос или третий, это судьба московской патриархии.

Мы также не можем ожидать ее развала, догнивания, а задать вопрос о том, чтобы эта структура была исключена из Всемирного совета церквей, Конференции Европейских церквей, потому что она не имеет теперь никакого отношения к христианству.

В нацистской Германии нашлось 286 священников, выступивших против войны. Так, в нацистской Германии предстала церковь для сопротивления Гитлеру, так называемая исповедующая церковь.

В русской церкви не нашлось такого течения, в русском епископате не нашлось ни одного голоса против этого каннибализма. Поэтому я думаю, что вопрос о переучреждении чего-то на месте московского патриархата – это абсолютно легитимная вещь. И наконец-то также должен быть поставлен вопрос о санкциях, персональных санкциях против патриарха Кирилла, равно как существуют санкции против соловьёва, против семонян, всей этой компании. Он вполне заслужил, чтобы приобщиться к этому позорному списку.

Александр Саган, руководитель отдела религиоведения Института философии НАН Украины:

ЕСТЬ ДВА ПРИЕМНЫХ ВАРИАНТА РАЗВИТИЯ СИТУАЦИИ

— Когда речь идет о будущем московской церкви, я вижу четыре неприемлемых, два приемлемых сценария дальнейшего развития.

Отрицательные сценарии (имитация изменений, вроде не поминовения в общинах или монастырях патриарха Кирилла – согласно православным канонам такое поминовение не обязательно). Среди них, получение УПЦ МП (РПЦвУ) статуса автономии. Московская пропаганда, очевидно, подаст это как некое достижение. Однако фактически речь идет о сужении нынешних прав и возможностей УПЦ МП. Состоится каноническое закрепление отдельным актом факта подчинения УПЦ МП Московской патриархии и спекулирования неким «отдельным» статусом. В плане национальной безопасности – никаких положительных изменений. Канал промосковского воздействия на верующих сохраняется и может приобрести новые формы консервации. Второй отрицательный сценарий – получение УПЦ МП (РПЦвУ) статуса автокефалии. Этот сценарий особенно опасен, поскольку не нуждается даже в согласовании с нынешним предстоятелем УПЦ МП или иерархией в Украине. Ведь, для сохранения своей структуры в Украине, Московская патриархия может использовать до сих пор актуальное обращение 1991 г., сделанное Поместным собором УПЦ МП (в то время возглавлял митрополит Филарет Денисенко). Получение от РПЦ автокефалии значительно ухудшит канонический статус клира УПЦ МП, поскольку эту автокефалию никто не признает (как еще не признана автокефалия Американской ПЦ, провозглашение Московской патриархией в 1970 году). Фактически речь идет о том, что такая автокефальная УПЦ остается в полной международной изоляции, вроде той, которая еще недавно имела УПЦ Киевского патриархата. Таким образом, Московский патриархат и дальше фактически будет контролировать эту «автокефальную» Церковь. А к Вселенскому патриарху за Томосом эта Церковь обратиться не сможет, поскольку, по канонам, одному народу два Томоса не выдаются. Московская патриархия может использовать до сих пор актуальное обращение 1991 г., сделанное Поместным собором УПЦ МП (в то время возглавлял митрополит Филарет Денисенко). Получение от РПЦ автокефалии значительно ухудшит канонический статус клира УПЦ МП, поскольку эту автокефалию никто не признает (как еще не признана автокефалия Американской ПЦ, провозглашение Московской патриархией в 1970 году). Фактически речь идет о том, что такая автокефальная УПЦ остается в полной международной изоляции, вроде той, которая еще недавно имела УПЦ Киевского патриархата. Таким образом, Московский патриархат и дальше фактически будет контролировать эту «автокефальную» Церковь. А к Вселенскому патриарху за Томосом эта Церковь обратиться не сможет, поскольку, по канонам, одному народу два Томоса не выдаются. Московская патриархия может использовать до сих пор актуальное обращение 1991 г., сделанное Поместным собором УПЦ МП (в то время возглавлял митрополит Филарет Денисенко). Получение от РПЦ автокефалии значительно ухудшит канонический статус клира УПЦ МП, поскольку эту автокефалию никто не признает (как еще не признана автокефалия Американской ПЦ, провозглашение Московской патриархией в 1970 году). Фактически речь идет о том, что такая автокефальная УПЦ остается в полной международной изоляции, вроде той, которая еще недавно имела УПЦ Киевского патриархата. Таким образом, Московский патриархат и дальше фактически будет контролировать эту «автокефальную» Церковь. А к Вселенскому патриарху за Томосом эта Церковь обратиться не сможет, поскольку, по канонам, одному народу два Томоса не выдаются. сделанное Поместным собором УПЦ МП (в то время возглавлял митрополит Филарет Денисенко). Получение от РПЦ автокефалии значительно ухудшит канонический статус клира УПЦ МП, поскольку эту автокефалию никто не признает (как еще не признана автокефалия Американской ПЦ, провозглашение Московской патриархией в 1970 году). Фактически речь идет о том, что такая автокефальная УПЦ остается в полной международной изоляции, вроде той, которая еще недавно имела УПЦ Киевского патриархата. Таким образом, Московский патриархат и дальше фактически будет контролировать эту «автокефальную» Церковь. А к Вселенскому патриарху за Томосом эта Церковь обратиться не сможет, поскольку, по канонам, одному народу два Томоса не выдаются. сделанное Поместным собором УПЦ МП (в то время возглавлял митрополит Филарет Денисенко). Получение от РПЦ автокефалии значительно ухудшит канонический статус клира УПЦ МП, поскольку эту автокефалию никто не признает (как еще не признана автокефалия Американской ПЦ, провозглашение Московской патриархией в 1970 году). Фактически речь идет о том, что такая автокефальная УПЦ остается в полной международной изоляции, вроде той, которая еще недавно имела УПЦ Киевского патриархата. Таким образом, Московский патриархат и дальше фактически будет контролировать эту «автокефальную» Церковь. А к Вселенскому патриарху за Томосом эта Церковь обратиться не сможет, поскольку, по канонам, одному народу два Томоса не выдаются. поскольку эту автокефалию никто не признает (как до сих пор не признана автокефалия Американской ПЦ, провозглашение Московской патриархией в 1970 году). Фактически речь идет о том, что такая автокефальная УПЦ остается в полной международной изоляции, вроде той, которая еще недавно имела УПЦ Киевского патриархата. Таким образом, Московский патриархат и дальше фактически будет контролировать эту «автокефальную» Церковь. А к Вселенскому патриарху за Томосом эта Церковь обратиться не сможет, поскольку, по канонам, одному народу два Томоса не выдаются. поскольку эту автокефалию никто не признает (как до сих пор не признана автокефалия Американской ПЦ, провозглашение Московской патриархией в 1970 году). Фактически речь идет о том, что такая автокефальная УПЦ остается в полной международной изоляции, вроде той, которая еще недавно имела УПЦ Киевского патриархата. Таким образом, Московский патриархат и дальше фактически будет контролировать эту «автокефальную» Церковь. А к Вселенскому патриарху за Томосом эта Церковь обратиться не сможет, поскольку, по канонам, одному народу два Томоса не выдаются. Московский патриархат и дальше фактически будет контролировать эту «автокефальную» Церковь. А к Вселенскому патриарху за Томосом эта Церковь обратиться не сможет, поскольку, по канонам, одному народу два Томоса не выдаются. Московский патриархат и дальше фактически будет контролировать эту «автокефальную» Церковь. А к Вселенскому патриарху за Томосом эта Церковь обратиться не сможет, поскольку, по канонам, одному народу два Томоса не выдаются.

Раздался сценарий вроде бы нового объединяющего собор ПЦУ и УПЦ МП (РПЦвУ). Такой Собор уже прошел в 2018 году. Все иерархи нынешней УПЦ МП уже получали приглашение на этот Собор. Поэтому, с канонической точки зрения, повторное действие будет выглядеть нонсенсом. ПЦУ ныне имеет Томос и является самодостаточной автокефальной Церковью, Устав которой тесно привязан к Томосу (принципиальные изменения устава могут повлиять на позицию Вселенского патриархии по этому документу, вплоть до его отзыва). Кроме того, новый Соединительный собор с большей структурой будет фактически означать переформатирование ПЦУ и избрание нового предстоятеля. А в условиях, когда РПЦу имеет больше епископов, это означает не только доминирование РПЦвУ на этом соборе, но и возможное избрание другого предстоятеля из их среды. Такой сценарий, опять же, сохраняет москвофильскую структуру, но уже с каноническим статусом. Московская патриархия фактически получает подельника в противостоянии с Вселенским патриархом.

Этот сценарий также имеет значительные оговорки со стороны канонического права. Ведь УПЦ МП на время такого Объединительного собора должен иметь какой-либо институциональный статус (объединяться могут канонически равноправные структуры). Сейчас они должны иметь отпускную от Московского патриархата или самопровозгласить автокефалию (по их терминологии – пойти в раскол). Первый вариант невозможен, а второй для ВЦУ не интересен. Ведь объединяться с раскольниками – ставить себя под осуждение.

Неизменный статус УПЦ МП (РПЦвУ). Продолжение промосковской политики, агитация за «русский мер». Не раскаяние в предыдущей политике приведет к росту массового недовольства отсутствием изменений и перехода верующих в ВТО. А это порождает и противодействие клиру УПЦ МП. Будет расти напряжение в обществе. Как форма противодействия этим процессам будет и продолжение политики обвинения московскими клириками Украины в «религиозных репрессиях», «давлении на верующих» и т.д. Все эти сценарии по своей сути направлены на максимальное замедление перехода духовенства и клириков из УПЦ МП в ПЦУ. Особенно опасен вариант Объединительного собора, который фактически является попыткой дискредитировать ПЦУ (которая, якобы, не поддерживает отрыв УПЦ МП от Московского патриархата). Для затягивания процесса перехода нынешние иерархи УПЦ МП неоднократно заявляют, что рассмотрят этот вопрос «после войны»,

Приемлемые сценарии. В настоящее время разрабатывается идея «поминовения структурами УПЦ МП патриарха Варфоломея». Фактически речь идет о переходе клира УПЦ МП из Московской в ​​Константинопольскую юрисдикцию. Одним из инициаторов этой идеи является архимандрит Кирилл Говорун. Определенная логика в этом – Киевская митрополия в октябре 2018 г. была официально возвращена в Константинопольский патриархат и до 15 декабря 2018 г. находилась в его юрисдикции. В общем, можно поддержать этот сценарий, но лишь как вариант более мягкого перехода структур УПЦ МП в ПЦУ. Общая логика этого варианта – наличие сдерживающих факторов прямого перехода представителей УПЦ МП в ПЦУ. А это: предварительный опыт (убеждение, агитация) представителей УПЦ МП; проблемы с личным не восприятием определенных лиц или друг друга; необходимость переходного периода и т.д. Уязвимым местом такой концепции является то, что ПЦУ во главе с митрополитом Эпифанием является самостоятельным церковным образованием, имеющим свою территорию, определенную Томосом. Речь идет о территории Украины. Никакой административной власти у Константинополя здесь нет. Создание Вселенской патриархии в Украине параллельной канонической структуры требует детального согласования с ПЦУ и имеет серьезные риски. К примеру, создание в Украине структур Константинопольского патриархата дает в руки московских пропагандистов возможность снова спекулировать на теме зависимости ПЦУ от Вселенского патриарха. Опасность консервации этой юрисдикции в неопределенное время. И даже возможность «перебегания» клириков между юрисдикциями. Никакой административной власти у Константинополя здесь нет. Создание Вселенской патриархии в Украине параллельной канонической структуры требует детального согласования с ПЦУ и имеет серьезные риски. К примеру, создание в Украине структур Константинопольского патриархата дает в руки московских пропагандистов возможность снова спекулировать на теме зависимости ПЦУ от Вселенского патриарха. Опасность консервации этой юрисдикции в неопределенное время. И даже возможность «перебегания» клириков между юрисдикциями. Никакой административной власти у Константинополя здесь нет. Создание Вселенской патриархии в Украине параллельной канонической структуры требует детального согласования с ПЦУ и имеет серьезные риски. К примеру, создание в Украине структур Константинопольского патриархата дает в руки московских пропагандистов возможность снова спекулировать на теме зависимости ПЦУ от Вселенского патриарха. Опасность консервации этой юрисдикции в неопределенное время. И даже возможность «перебегания» клириков между юрисдикциями. Опасность консервации этой юрисдикции в неопределенное время. И даже возможность «перебегания» клириков между юрисдикциями. Опасность консервации этой юрисдикции в неопределенное время. И даже возможность «перебегания» клириков между юрисдикциями.

Следовательно, этот вариант решения проблемы должен быть подробно согласован и, желательно, определен во времени.

Наиболее приемлем положительный сценарий. Проведение Поместного собора ПЦУ, на котором будут рассмотрены вопросы объединения (присоединения) УПЦ МП с ПЦУ. В данном случае та часть УПЦ МП, которая готова покаяться, признать свои ошибки и принять идею Украинской поместной православной церкви (признать деяния Собора 15 декабря 2018 г.), будет влита в структуру ПЦУ на соответствующих (согласованных заранее) условиях. Например, сохранение за клириками их общин, за епископами – епархии и т.д. В принципе, это может быть вариант, применяемый для объединения УПЦ КП и УАПЦ.

Отметим, что оба приемлемых сценария (они могут реализовываться параллельно) не охватят всю нынешнюю полноту УПЦ МП. Ведь ее верующими являются этнические русские, которые в силу своих этноконфессиональных и культурно-ментальных причин не захотят покинуть Московскую патриархию. Также есть определенное количество латентных и открыто украинофобских настроенных иерархов и клириков, которых не устроит вариант смены юрисдикции. Они не покинут Московскую патриархию ни при каких обстоятельствах.

Для этих верующих следует предусмотреть возможность существования отдельной митрополии в составе Московского патриархата. Эта митрополия должна отражать в своем названии свою юрисдикционную принадлежность. Также она должна иметь определенные ограничения. В частности, запрет провозглашать ставропигиальные структуры – прямое подчинение религиозных институтов Московскому патриарху. В перспективе следует подписать с руководством этой митрополии определенное соглашение (конкордат), которым предусмотреть утрату льгот религиозной организации или полный запрет в деятельности в случае открытой или завуалированной политической деятельности.

Архиепископ Евстатий Заря, представитель ПЦУ:

МОСПАТРИАРХАТ МОЖЕТ СУЩЕСТВОВАТЬ КАК НЕБОЛЬШОЙ ЭКЗАРХАТ, НАПРИМЕР, С ЦЕНТРОМ В ОДЕССЕ

– Мы повторяли это и устами наших архиереев и устами предстоятеля и в течение трех лет, и последних трех недель.

Православная Церковь Украины открыта к диалогу, она ждет собратьев, готовых присоединиться. Мы видим, что со стороны московского патриархата есть страх. Неуверенность, чем все это закончится: «А если закончится поражением Украины, то что будет с нами?» За то, что они не поддержали Москву, как она ожидала от них. Во-вторых, есть инерция. Потому что гораздо проще пытаться вернуть себя в психологически комфортное состояние к 24 февраля этого года и ожидать, что после завершения войны все где-то более или менее вернется туда, где оно было раньше. Надо просто пересидеть, переждать.

Вот именно такой страх и такая неуверенность провоцируют инерцию, нежелание что-либо решать. И чем выше ступень руководства, тем меньше готовности и желания что-то делать. Больше активности мы можем увидеть, собственно, на уровне простых прихожан. Потому что им проще определиться относительно объединительного процесса. Им совершенно достаточно перестать ходить в приход московского патриархата. Или наоборот задать вопрос, чтобы приход московского патриархата покинул эту юрисдикцию. И уже, по моим подсчетам, десятки таких приходов есть. Особенно, вот я знаю, в Винницкой области, например, ряд приходов переходил в ПЦУ фактически чуть ли не возле гроба погибших воинов, которых привозили отпевать в село. Также знаю о ряде монастырей. Буквально сегодня перед нашим эфиром прислали сообщение, что во Львове монастырь официально объявил о присоединении к Православной Церкви Украины. На епарихальном уровне уже сложнее. Потому что зависит вопрос от архиереев. У меня есть информация о том, что ряд архиереев московского патриархата общается между собой. Но вот как раз разнообразные проекты и прожекты, они у них провоцируют опять же такую ​​инерцию, они ждут, они думают, а что будет, а как будет, как они будут существовать и т.д. На уровне Киевской митрополии московского патриархата мы видим полный паралич. То есть митрополит Онуфрий, он вообще, кажется, остается в какой-то такой башне из слоновой кости, он время от времени чужими словами выходит в публичное пространство. Но это время от времени, в лучшем случае раз в неделю, появляется какое-то его письменное заявление или что-то продиктованное на видео. Кое-кто в публичном пространстве даже за это начал активно благодарить. Говорить, вот так как митрополит сказал, что это каиновый грех, что война осуждается и т.д. Но, простите, а что должно быть что-то по-другому? У нас есть гражданин Украины, глава религиозного объединения, зарегистрированный по украинскому законодательству. Спасибо за то, что он не изменил Украине и не стал поддерживать агрессора? Это его обязанность и пасторская, и гражданская делать такие заявления, а не какой-то особый подвиг.

Еще один фактор, я так думаю, следует учесть. Главный, я бы так сказал, закулисный деятель последних лет московского патриархата в Украине олигарх противодиакон Новинский в результате войны, очевидно, станет из миллиардера миллионером. Его активы уже разрушают русский мер каждый день очень мощно. С какими проблемами, в том числе финансового характера, он встретит Победу Украины, можно только предвидеть. И очевидно, что этот источник финансирования — юридических препятствий, информационных препятствий, подкупа духовенства и епископата, это то, что происходило в последние годы и стояло на препятствии единению православных в Украине как на общем, так и на локальном уровне, этот источник резко засохнет. И вполне возможно, что влияние Новинского резко сузится.

Последнее, что хотел бы отметить. Действительно ключевая проблема в том, что действительно в среде московского патриархата есть процент людей, которые остаются уверенными, что русский мер – это хорошо, что Москва – это единственное святое место, куда надо обращать свои головы, даже если оттуда улетают ракеты. Даже если эта ракета летит, то это наверняка где-то масоны, НАТО и гей-парад отправили, а не российские войска это делают. И пробиться сквозь эту мифологизированную картину мира, достучаться до них, это будет самое сложное. Но, я думаю, по мере того, как таких священников, епископов просто будут покидать прихожане и у них усохнет источник доходов, по мере того, как общество начнет задавать перед ними вопросы, а эти вопросы уже звучат и звучат достаточно громко, я думаю, этот прослойка сузится до какой-то новой юрисдикции. В конце концов Украина демократическая страна, у нас более 50 религиозных объединений, зарегистрированных в Украине. Ну, будет существовать где-то на уровне между старообрядцами и русской зарубежной церковью с центром в Одессе под председательством митрополита Агафангела Пашковского, ну будет существовать какой-то экзархат московского патриархата в Украине. Хотя если мы будем следить хорошо за событиями в самой россии, после ее поражения в войне, и ожидаемого изменения политического руководства в россии, то что будет с московской патриархией, лично патриархом кириллом, это еще большой вопрос…

Андрей Смирнов, доктор исторических наук, профессор Национального университета «Острожская Академия»:

НА ВОЛЫНЕ УПЦ МП И ПЦУ УЖЕ ВМЕСТЕ СООБЩАЮТСЯ И МОЛЮТСЯ

— Я живу на Ровенщине и наблюдаю за происходящими у нас на Волыни процессами, общаюсь со священниками, в том числе Моспатриархата. Они, конечно, осуждают агрессию России, ненавидят московского патриарха Кирилла и готовы к определенным изменениям, которые сейчас происходят под влиянием боевых действий, но в настоящее время духовенство опасается инициировать выход из МП.

В силу своего такого подневольного статуса священники ждут решения сверху — будь то архиерейского собора, или синода, или просто правящего архиерея, потому что есть психологическая зависимость, корпоративная и т.д.

Если сверху скажут, давайте выходить из МП или переходить, они перейдут, но они сами инициировать на своих приходах не готовы.

Кстати, по поводу монастырей, я общаюсь тоже с монахами например из Лавры, из Ионовского монастыря Московского патриархата, они тоже очень радикально настроены, это видно из их сообщений в соцсетях. Антироссийские, антикириловские, антипутинские заявления не боятся писать, но опять же это не приводит к разрыву, продолжают оставаться в МП.

В Почаевской лавре начали собирать подписи за автокефалию, за разрыв.

Вопрос в том, зачем они собирают эти подписи, и если будет результат положителен, что они потом будут с этим делать? — Собирают на всякий случай, как надо будет, так и обернут.

 

Если сверху скажут, давайте выходить из МП или переходить, они перейдут, но они сами инициировать на своих приходах не готовы.

Кстати, по поводу монастырей, я общаюсь тоже с монахами например из Лавры, из Ионовского монастыря Московского патриархата, они тоже очень радикально настроены, это видно из их сообщений в соцсетях. Антироссийские, антикириловские, антипутинские заявления не боятся писать, но опять же это не приводит к разрыву, продолжают оставаться в МП.

В Почаевской лавре начали собирать подписи за автокефалию, за разрыв.

Вопрос в том, зачем они собирают эти подписи, и если будет результат положителен, что они потом будут с этим делать? — Собирают на всякий случай, как надо будет, так и обернут.

Но что характерно, самые большие изменения происходят в средах снизу. Например, в Ровенской области один из владык Моспатриархата занимает патриотическую позицию, но говорит, что мол, его начальство сказало ему такое: не спеши, мол, посмотрим, кто победит. Победят россиян — покаемся перед неразобравшимся кириллом, давление было на нас и мы были вынуждены отречься. А победит Украина, тогда будем думать, а сейчас идет война, никаких движений не делайте, я вам ни в чем не помогу.

Кроме того, у нас в Ровенской области есть Корецкий женский монастырь, который находится в прямом подчинении синода Русской православной церкви. Согласно новому закону о национализации русской собственности следует вместе и церкви, и государству думать как этот монастырь вернуть Украине. Я думаю, что это самое время говорить и с самими монахинями, и с верующими. С верующими нам легче, потому что они на местах, мы с ними общаемся, а вот с духовенством труднее. К примеру, в храме при Острожской академии трижды проводились совместные межконфессиональные молебны с участием представителей ПЦУ и УПЦ Московского патриархата. Знаю, что в Софии был молебен, когда о. Николай Данилевич (спикер Моспатриархата) молился вместе с ПЦУ.

Такие инициативы нужно поддерживать, нужно сначала вместе молиться, а потом, даст Бог, дойдет и до сопричастия на локальном уровне, это уже происходило на Костопольщине, сначала состоялась литургия и вместе причащались священники ПЦУ и УПЦ МП.

Объединительный собор 2018 года не был поместным (он был архиерейским — ред.), конечно, после войны будет поместный собор ПЦУ, конечно, все желающие на тот момент епископы из Моспатриархата могут принять в нем участие вместе со своими делегатами . Александр Назарович вспоминал о покаянии Моспатриархата, я не уверен, что сейчас на этом нужно акцентировать внимание или требовать покаяния, нужно принимать всех и без покаяния, по икономии (икономия — понятие допустимости чего-то из христианской любви и снисхождения — ред.). То есть, если кто-то хочет публично извиниться, что находился в Московском патриархате, это должна быть его частная инициатива, это не должно быть из-под палки. Здесь надо быть очень гибкими и поддерживать все движения, идущие снизу и поэтому государство должно как раз дать или зеленый коридор, или зеленый свет тем, кто хочет и поддержать, а не так как было начиная после 2019 года, когда чинились специальные препятствия и до сих пор некоторые приходы не перерегистрированы, как в Сарате Одесской области. Сейчас нужно поддержать всех.

ПЕРСПЕКТИВА СУДЕБНЫХ ПРОЦЕССОВ ДЛЯ КОЛЛАБОРАНТОВ УПЦ МП

Андрей Смирнов:

– На закрытой части дискуссии все упоминали о случаях сотрудничества УПЦ МП с военными РФ. Я могу подтвердить: сейчас очень много случаев коллаборации духовенства УПЦ МП с российскими оккупантами. Они органами не обнародуются сознательно, потому что не хотят агрессии, не хотят насилия – это один момент. Второй, мы видим, что власти взяли курс на умиротворение УПЦ МП. И это ошибочная стратегия, не сработавшая в 2014-м. Поэтому я сомневаюсь, что кто-то решится ликвидировать УПЦ МП, хотя правовая база есть, но политической воли, наверное, не будет на это. Но СБУ работает, они просят сообщать эти факты в центральное управление, следственные действия проводятся. В медиа проникают единичные случаи, на самом деле их гораздо больше. Убежден, что обо всех случаях сотрудничества клира МП с военными РФ следует сообщать, но просто правильно коммуникировать, не нужно ничего бояться. При правильной коммуникации, это будет наоборот кого-то стимулировать порвать связки быстрее.

А по поводу опасности, что все епископы Моспатриархата придут на собор ПЦУ и изберут своего предстоятеля. Так теоретически такая опасность была в 2018 году, что они придут и Онуфрия изберут предстоятелем, а они не пришли и не избрали. И сейчас можно фантазировать, что они во главе с Онуфрием дружно так зайдут на какой-нибудь собор и изберут дружно Онуфрия. Ну, это же только теоретически, да. А на практике они (епископаты) сейчас категорически не хотят в ВЦУ. Поэтому должна быть на переходный период должна быть предложена какая-либо модель. Даже если у истории не было таких прецедентов. Мы можем такой прецедент создать – почему нет?

ПЕРЕХОДНАЯ МОДЕЛЬ ДЛЯ МОСПАТРИАРХАТА: ХРАНЕНИЕ СВОЕЙ «ОТДЕЛЬНОСТИ» ВНУТРИ ПЦУ?

Владыка Евстратий (Заря):

— Давайте сразу разберемся с вариантом вроде бы непоминания патроирха Кирилла и поминовения Вселенского патриарх со стороны УПЦ МП. Это, как уже упоминалось, предлагает профессор и архимандрит Кирилл Говорун, насколько мне известно, заштатный клирк московской епархии Русской Православной Церкви. Если он свои планы направляет на единство украинского православия, то очень удивительно, что никаких предыдущих контактов, консультаций с ПЦУ он не проводит, а лишь озвучивает достаточно активно в публичной плоскости свои идеи.

Если клирики МП считают себя юрисдикцией Вселенского патриархата, они с канонической точки зрения обязаны сослужить с Православной Церковью Украины. То есть, они не могут не сослужить. И возникает тогда логическая проблема: если они готовы сослужить, считая себя подчиненными Вселенского патриарха, почему они не готовы быть в единой церкви? Только потому, что у них есть какие-то личные амбиции и желания? Будут ли они ставить условия Православной Церкви Украины, что вот нас много, нас не преодолеть? Им давалась возможность ставить условия в 2018 году. Вспомним, какую великую преференцию Вселенский патриарх предоставил тогда московскому патриархату. Большую преференцию, особую. Ибо в письмах главам трех юрисдикций патриарх Варфоломей поставил условие. Ибо всех архиереев приглашал на собор, а главам трех юрисдикций поставил в письме условие. Филарету и Макарию не быть кандидатами, а Онуфрию написал, что он беспрекословно вправе быть выдвинут на кандидата и избран на митрополита. Говорят, что Онуфрий просто не брал в руки приглашения и не прочел. Те, кому нужно было прочесть, прочли и все это давно знали и знают. Собор состоялся. Предстоятель избран. Томос предоставлен. Ни о каких новых выборах предстоятеля в принципе не может идти речь. В принципе.

Вместо этого я могу предложить другую модель. В московском патриархате есть случаи, когда на одной территории сосуществуют даже три юрисдикции. Самая Московская патриархия, РПЦЗ (Зарубежная церковь) и Автокефальная церковь в Америке. И они сосуществуют и сослужат. Но, например, почему не может быть из тех, кто не готов напрямую интегрироваться в Православную Церковь Украины, образовать в ПЦУ что-то вроде такого автономного образования, как РПЦЗ, существует в рамках московского патриархата?

В рамках тех епархий, приходов и монастырей московского патриархата сложится такое мнение, что они не готовы интегрироваться непосредственно в структуру Православной Церкви Украины, но хотят быть в единстве украинской автокефалии и последовать Томосу и всему объединительному процессу и сохранить, скажем, там условно , или на какой-нибудь переходный период и т.д. свою структуру, но в рамках ПЦУ, можно это рассмотреть. Скажем, у них будет митрополит Онуфрий как глава синода, у них будет свой автономный синод, который будет состоять из их епархий, епархиальных структур и т.д., которые будут параллельно сосуществовать, сослужить, но сохранять некую каноническую и юридическую автономию. Я думаю это может рассматриваться.

ЧТО БУДЕТ, ЕСЛИ НИЧЕГО НЕ ДЕЛАТЬ? ПОСЛЕДСТВИЯ КОНСЕРВАЦИИ СИТУАЦИИ 

В ходе дискуссии все присутствующие предупредили, что бездействие властей на этом направлении может иметь очень серьезные последствия.

— Мы не сможем постоянно выпускать пар по отношению к Московскому патриархату, — резюмировал владыка Евстратий , — для власти опасно не видеть степени радикальности отношения украинского общества ко всему, что имеет в своем названии даже слово «московский». Если люди не хотят покупать московскую колбасу и российский сыр в магазинах, то каким будет отношение к МП, особенно когда вернутся ветераны с фронта, беженцы и вынужденные переселенцы к своим домам. Сама ситуация просто не позволит, уровень и количество возмущения не позволят так остаться, как было.

Андрей Смирнов:

Сегодня на литургии митрополит Онуфрий снова помянул патриарха Кирилла и будет дальше его поминать до последнего. Реально церковью МП управляют митрополит Антоний с Новинским. И если мы будем ждать сигналов, что они белое знамя вывесят, будут ли призывать к диалогу, то это нужно до второго пришествия ждать этих сигналов и можно не дождаться. Поэтому моя идея состоит в том, что нужно начать движение снизу – с епархий, где на местном епархиальном уровне есть возможности с адекватными владыками общаться. Если нужно создавать эти региональные комиссии или рабочие группы для диалога или во Львове, или в Луцке, или в Ровно, или в Тернополе, где есть такая возможность, там нужно создавать. Если говорить в долгосрочной перспективе, то окончательно все эти церковные вопросы могут быть решены только соборно — то ли на архиерейских, то ли на поместных соборах церквей.

Александр Саган:

– Очень многие верующие внизу ждут все-таки инициативы государства. И вот очень плохо, что многие случаи коллаборационизма скрываются, потому что они помогли бы людям сделать выбор. Я сейчас нахожусь недалеко от Почаевской лавры и хочу сказать, что мне удалось уже поездить по нескольким селам, пообщаться с людьми относительно того, что они думают о своей принадлежности к московскому патриархату. Большинство ждет толчка снаружи, и этот толчок должен быть от властных органов. Какая-то инициатива, содействие в том малейшем толчке и этот процесс может снизу очень быстро уйти. Если оставить эту ситуацию такой, как она есть, то будет как после Революции Достоинства, мол, еще немного покинет, а потом перестанет, это повлечет новые потрясения. И потому сегодня нам нужно идти параллельными путями – инициатива государственных органов и инициатива снизу, общественных организаций и общественных институций. Есть закон о российской собственности в Украине. Задаем вопрос и четко расставляем акценты, что нам мешает сегодня пересмотреть договоры аренды относительно организаций РПЦ в Украине, которые расположены, например, в зданиях заповедников, комплексов, то, что входит в компетенцию государственной власти. Это и касается также больниц, коммунальной собственности и даже лавр – Киево-Печерской и Почаевской, Святогорской. Мы можем совершенно спокойно, не затрагивая законодательства, рассмотреть этот вопрос и поставить перед многими священниками, епископами альтернативу. Понятно, что это должно делать государство и исполнительная служба, и минюст должен активно включиться во исполнение норм этого уже принятого и подписанного закона. Затем государство могло бы ввести контроль за деятельностью Почаевской и Киево-Печерской,

Виктор Еленский:

— Люди возмущаются сотрудничеством с врагом со стороны духовенства гораздо больше, чем если бы это сделал бизнесмен или даже государственный служащий. Так же, как на рубеже 80-х – 90-х, мы очень много возмущались документами, которые говорили о сотрудничестве духовенства с КГБ, чем когда это делали писатели. Потому что от церкви ожидается, что к ней не липнет грязь мира сего, так как она липнет к бизнесменам и даже государственным деятелям. Поэтому я согласен с владыкой Евстратием, что народ на это реагирует очень остро. И в этот раз, извините за непарламентское, пропетлять будет почти невозможно.

Лана Самохвалова, Киев

 

 

Читать еще

Читать все новости